Среди принимавших участие в ликвидации последствий чернобыльской катастрофы было немало сотрудников госбезопасности
В ту роковую субботнюю ночь 26 апреля 1986 года после получения сообщения о взрыве и пожаре на 4-м энергоблоке ЧАЭС в Припять немедленно, в 2 часа 30 минут выехали оперативно-следственные группы КГБ Украины. В их составе были тогдашний зампред Комитета госбезопасности генерал-майор Ю. В. Петров, полковники Г. А. Сивец, М. А. Турец, подполковник В. Н. Слободенюк, другие. На месте работал весь состав Припятского горотдела УКГБ по Киеву и Киевской области, возглавляемый подполковником В. Н. Клочко.
В условиях отсутствия точных данных об уровне радиации (имеющиеся дозиметрические приборы в районе АЭС «зашкаливало»), без спецодежды, благодаря героизму пожарных огонь на крыше 3-го энергоблока к утру удалось погасить.

Днем прибыли члены Правительственной комиссии, в которую был включен начальник 6-го Управления КГБ СССР генерал-лейтенант А. Ф. Щербак. В этот же день в Москву и Киев ушло первое срочное спецсообщение, подготовленное генерал-майором Ю. В. Князевым. Вот выдержки из него.
«26 апреля в 1 час 24 минуты в помещении 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС при подготовке его к плановому среднему ремонту произошел взрыв с последующим пожаром, который был вскоре ликвидирован. От взрыва обрушился шатер перекрытия реакторного и кровля машинного залов, воспламенилась крыша 3-го энергоблока. Во время взрыва в помещении 4-го энергоблока находилось 17 человек сменного персонала, от полученных ожогов 9 человек госпитализировано, один скончался, не установлено нахождение старшего оператора Ходемчука. Радиационная обстановка в районе аварии характеризуется уровнем радиации гамма-частиц в близости от очага до 1 тысячи микрорентген в секунду, на территории АЭС — до 100, в Припяти 2—4».
Когда еще до аварии 1986 года по материалам Припятского горотдела КГБ в ЦК Компартии Украины поступило сообщение о серьезных нарушениях, повлекших утечку радиоактивных веществ, его оценили как дезинформацию, в результате чего оперработники получили взыскания
— На следующее утро, 27 апреля, — рассказывает Юрий Петров, — в Москву и Киев было доложено, что в лечебных учреждениях Припяти находится 100 человек, 26 пострадавших направлены самолетом в Москву, прокуратурой Киевской области возбуждено уголовное дело, приняты необходимые меры к эвакуации населения. В районе Чернобыля сосредоточено 1100 автобусов, 2 дизель-поезда, создан резерв из 1500 работников милиции. Проводится работа по локализации очага аварии с использованием вертолетов.
Правительственная комиссия приняла решение об эвакуации населения, в первую очередь женщин и детей. В тот же день более 45 тыс. человек были эвакуированы (эксцессов, панических слухов и негативных проявлений не наблюдалось). В Москву на лечение направлено 126 человек. 30 апреля на очаг аварии сброшено 1000 тонн смеси песка, бора и свинца. Поверхность очага закрыта, вместе с тем продолжается выделение дыма. Оперативно-следственной группой допрошено 48 человек, изъята техническая документация, записи переговоров персонала.
Накануне аварии реактор 4-го энергоблока функционировал в режиме, отличном от обычного, поскольку без официального согласования с проектной организацией проводились испытания турбогенератора. Были проведены киносъемки объекта аварии с вертолета.
— Какую цель прежде всего, преследовали ваши специалисты?
— Выяснить истину: была диверсия на ЧАЭС или нет. Оперативные сотрудники госбезопасности с участием специалистов тщательнейшим образом проанализировали полученные материалы, на основании которых выстроили вероятную модель взрыва, отклоняющую настойчиво проводившуюся рядом высоких должностных лиц и научных авторитетов версию о возможной диверсии на ЧАЭС. Полученная в процессе расследования оперативная информация, — говорит генерал Петров, — свидетельствовала об отсутствии данных о совершении диверсии, хотя эту версию как главную для нас мы прорабатывали и в дальнейшем, поскольку имелись попытки увести следствие именно в эту сторону. Ответ однозначен: диверсии не было.
Генерал предоставил мне эксклюзивные документы, на которых еще не так давно стоял гриф «Совершенно секретно». В частности, Юрий Владимирович рассказал о состоявшемся в Киеве в связи с 10-летием со дня трагедии крупном даже в масштабах СНГ совещании сотрудников спецслужб стран Содружества, участвовавших в 1986-м и последующие годы в расследовании и ликвидации аварии.
— Ретроспективный анализ предшествовавших аварии обстоятельств, говорилось в докладе, позволяет утверждать, что она стала закономерным результатом достаточно сложной и длительной по времени причинно-следcтвенной цепи событий. Что под этим подразумевается?
— Главенствующее место в этой цепи занимает практика управления ядерно-энергетической отраслью, сложившаяся в бывшем СССР, — продолжает Юрий Владимирович. — Ядерная энергетика выросла из недр военно-промышленного комплекса, унаследовала свойственную ему всеохватывающую секретность. Даже специалисты, работавшие внутри этой системы, получали только ту информацию, которая ограничивалась их узкой профессиональной ориентацией. Материалы об истинных причинах инцидентов на АЭС вообще не доходили до персонала или оседали в первых отделах станций. Это не позволяло своевременно извлекать необходимые уроки и вносить коррективы в практику проектирования и эксплуатации АЭС.
Немаловажно и то, что в бывшем СССР отсутствовало развитое ядерное законодательство с четким установлением и разделением ответственности в сфере использования ядерной энергии, с вводом лицензирования, нормирования и надзора как элементов единой государственной системы регулирования ядерной и радиационной безопасности.
Изначально жесткая военно-политическая ориентация ядерного комплекса преследовала единственную цель — создание нового типа вооружений. При этом вопросы безопасности рассматривались как второстепенные, их решение всякий раз откладывалось на более поздние сроки, а финансирование соответствующих НИОКР осуществлялось по остаточному принципу.
Очевидно, в качестве первого урока следует назвать реализацию крайне маловероятного события — полное разрушение реактора с высвобождением в окружающую среду громадных количеств содержащихся в нем радиоактивных веществ. Специалисты называют такую аварию «запроектной».
Последовавший за разрушением реактора пожар с возгоранием десятков тонн графита обусловил подъем радиоактивных веществ в верхние слои атмосферы и определил глобальный масштаб аварии.
Средств пожаротушения, адекватных характеру пожара, не было не только в СССР, но и в мире. Как ни сложны реальные причины аварии, бесспорно, что это прежде всего недостатки конструкции реактора, допускающей работу источника высочайшей опасности с неадекватной системой защиты. Именно эти обстоятельства в сочетании с некачественной регламентной документацией привели к чрезвычайному событию.
В ходе расследования аварии с большой вероятностью проявились ее причины, связанные с грубейшими нарушениями технологического и специального режимов эксплуатации ядерной установки. Руководством и инженерной службой станции допускались факты принятия решений в нарушение действующих инструкций по безопасности работы, создающие угрозы и предпосылки к ЧП.
Для ликвидации аварии были привлечены громадные технические ресурсы, контингенты войск гражданской обороны, медиков и других специалистов. Их размещение, обеспечение перевозок, дозиметрического контроля и дезактивации техники, одежды и людей, занятых в работах по ликвидации аварии, потребовали больших организационных усилий и материальных затрат. Всего в аварийных работах 1986—1987 годов приняло участие около 650 тыс. человек.
В течение суток пришлось эвакуировать около 100 тыс. человек, вывезти более 50 тыс. голов крупного рогатого скота, организовать бесперебойную доставку бетона, жидкого азота и других материалов.
В Союзе имелся опыт ликвидации крупной радиационной аварии на Южном Урале в 1957 году. Однако различия, прежде всего в масштабах и факторах радиационной опасности, во многом ограничили использование этого опыта.
С сожалением надо отметить: многое из того, что мы знали к моменту аварии, ряд специальных рекомендаций остались невостребованными. Это, например, усугубило последствия йодной атаки из-за выпаса скота на пастбищах и потребления населением молока в первые дни и недели после аварии. Без ранней диагностики и сортировки только на территории Украины было забито около 15 тыс. голов крупного рогатого скота, проблема утилизации которого решалась затем очень долго и с большими затратами.
Без преувеличения можно сказать: нечеловеческими усилиями ликвидаторов и обеспечивающих их служб было сооружено укрытие над разрушенным реактором, получившее впоследствии название «Саркофаг». Он был возведен менее чем за полгода благодаря не только патриотизму и самопожертвованию людей, но и высокому профессионализму специалистов, техническому уровню отечественных проектных и строительных организаций.
В то же время эксплуатация объекта «Укрытие» и решение проблемы преобразования его в экологически безопасную систему легли тяжелым бременем на бюджет страны, занятой ликвидацией социальных и радиационных последствий катастрофы. Бюджет, отягощенный к тому же кризисной экономической ситуацией. Не менее тяжелым для Украины наследием аварии является и свыше 1000 мест захоронения радиоактивных отходов — «могильников», сооруженных в острой фазе аварии без должной проектной проработки.
Одно из последствий аварии, определяющее ее как катастрофу, — загрязнение больших территорий. В Украине площади с плотностью загрязнения цезием-137 больше 1 кюри на кв. км откартированы в 74 районах 12 областей и составляют около 9 млн. га. На этих территориях расположены 2294 населенных пункта.
Заражено 3,1 млн. га пахотных земель, 1,5 млн. га естественных пастбищ и сенокосов, 4,4 млн. га лесов, что составляет 40% площади лесов Украины. В связи с высоким уровнем загрязнения (более 40 кюри на кв. км) из оборота выведено 180 тыс. га сельхозугодий и 157 тыс. га лесов.
Сегодня в Украине проживают 360 тысяч ликвидаторов, которые нуждаются в лечении или постоянном медицинском наблюдении. Абсолютное большинство — не профессионалы, поэтому им особенно нужна реабилитация и компенсация причиненного здоровью вреда независимо от его природы. В послеаварийный период значительно возросла заболеваемость населения, увеличились случаи онкопатологии щитовидной железы. Прооперировано более тысячи детей и подростков по поводу рака щитовидной железы, в то время как в доаварийный период в Украине насчитывалось лишь 8—12 случаев такого заболевания в год.
— Хотелось бы подробнее узнать о роли сотрудников госбезопасности, принимавших участие в ликвидации последствий аварии, выяснении ее причин, оказания помощи правительственной комиссии в контроле за обстановкой.
— Еще в процессе обеспечения государственной безопасности на строящейся и действующей Чернобыльской АЭС органами КГБ республики вскрывались факты некачественного выполнения строительно-монтажных работ, поставок бракованного оборудования, нарушений технологических принципов эксплуатации станции, правил пожарной и радиационной безопасности, — говорит Юрий Петров.
Неоднократно также выявлялись предпосылки к чрезвычайным происшествиям и неблагополучной обстановке, о чем информировались администрация станции и соответствующие инстанции. Тем не менее за 1983—1985 годы на ЧАЭС произошло пять аварий и 63 отказа основного оборудования, сопровождавшихся большим материальным ущербом.
Следует отметить и такой факт: когда по материалам Припятского горотдела КГБ была представлена информация в ЦК Компартии Украины о серьезных нарушениях, повлекших утечку радиоактивных веществ до аварии 1986 года, инстанциями это было оценено как дезинформация, в результате чего оперработники… получили взыскания.
Всего за 1986—1987 годы (время работы правительственной комиссии) в расследовании причин и ликвидации аварии на ЧАЭС принимали участие более 500 сотрудников Комитета госбезопасности, в том числе 355 из КГБ Украины.
Среди них — генерал-лейтенант Ф. А. Щербак, генерал-майоры В. А. Хапаев, Г. В. Кузнецов, М. Ф. Малых, В. М. Прилуков, В. А. Поделякин, Н. А. Шам, генерал-майоры Г. К. Ковтун, В. М. Евтушенко, В. Н. Слободенюк, Ю. В. Князев, В. Н. Украинский, Л. А. Макаров, Л. В. Быхов, полковники И. Ф. Коломыцев, В. В. Лисовенко, Г. И. Павленко, В. И. Трофименко, Ю. И. Барков, В. Т. Поскребышев, Г. А. Сивец, П. Н. Пархоменко. Были и прикомандированные — из КГБ Грузии, Казахстана, Туркменистана, Азербайджана, Киргизии, Узбекистана…
При проведении спецмероприятий оперативную группу в 1986 году возглавлял будущий премьер-министр, ныне секретарь СНБО Украины Е. К. Марчук, который тогда работал заместителем начальника одного из управлений КГБ Украины, а затем председателем Службы безопасности нашей страны. В этих же мероприятиях принимал участие и бывший глава СБУ В. В. Маликов.
Многие ликвидаторы награждены орденами и медалями: подполковник А. П Остапенко, зам. начальника отдела Управления по Киеву и Киевской области — орденом Трудового Красного Знамени, майор Д. В. Липский, зам. начальника отделения 6 Управления КГБ УССР — орденом Красной Звезды, старший следователь следственного управления подполковник Н. П. Цимох, старший сержант Н. В. Никитенко — орденом «Знак Почета».
— Наверное, не оставалась в стороне и наша разведка, призванная «работать» на чернобыльскую проблему?
— Да, конечно. Мы как-то привыкли с особой осторожностью высказываться о делах разведки. Это в общем-то правильно, здесь надо быть очень аккуратным. Всякая неумелая, не взвешенная легализация разведданных может привести к раскрытию источников их получения. А за этим стоят люди, которые рискуют своей жизнью во имя выполнения задания на благо Отечества. Вся внешняя разведка СССР, в том числе и Украины, в ту пору работала в особом режиме: как будто у нас в стране взорвалась атомная бомба. А разведчики умеют работать. У них нет для отдыха ни дня ни ночи. Перед ними была поставлена конкретная задача — добыть все, что есть за рубежом, для того, чтобы в кратчайшие сроки укрыть бушующий реактор…

Источник: http://www.2000.net.ua/c/43103

VN:F [1.9.10_1130]
Рейтинг: 4.0/5 (Голосов: 2)
Документы ЧАЭС: Авария на ЧАЭС и спецслужбы, 4.0 out of 5 based on 2 ratings
Опубликовать в:
  • Facebook
  • В закладки Google
  • email
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Яндекс.Закладки
  • LiveJournal
  • Google Buzz
  • Одноклассники
  • Blogger

Оставить комментарий