Значок ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС, медаль «За спасение погибавших», увековеченное в гранитном монументе, посвященном ликвидаторам последствий аварии на ЧАЭС имя каждый год заместителю начальника Инспекции государственного строительного надзора РТ Ильфарту Сафиуллину навевают грустные воспоминания. О том, что разрушился четвёртый энергоблок атомной электростанции, расположенной на территории Украины, взрывом в окружающую среду было выброшено большое количество радиоактивных веществ, страна не знала. Лишь через два дня по телевидению прозвучала куцая информация о случившемся. А среди людей начали рождаться слухи. В то время, когда все иностранные средства массовой информации говорили об угрозе для жизни людей, а на экранах телевизоров демонстрировалась карта воздушных радиационных потоков в Центральной и Восточной Европе, в Киеве и других городах Украины и Белоруссии проводились праздничные демонстрации и гуляния, посвящённые Первомаю. В верхах о масштабной человеческой катастрофе предпочли замалчивать, чтобы не сеять панику среди населения. Жителей близлежащих городов не предупредили о существующей опасности и не дали никаких рекомендаций о том, как следует себя вести, чтобы уменьшить влияние радиоактивного загрязнения. Спустя несколько дней началась массовая эвакуация.

В это время молодого инженера промышленного и гражданского строительства в условиях строжайшей секретности призвали на службу в армию. Для чего едет 24-летний юноша и еще 6 татарстанцев не знали. Поездка была запланирована на 4 июня. «Доехали до Киева, потом нас посадили на электричку в сторону Чернобыля до станции Тетерев. И к вечеру мы увидели придорожную табличку «Чернобыль»,-вспоминает Ильфарт Сафиуллин.
Так в 30-километровую зону вокруг ЧАЭС прибывали специалисты, командированные для проведения работ на аварийном блоке и вокруг него, а также воинские части, как регулярные, так и составленные из срочно призванных резервистов со всего союза. Для координации работ были созданы различные ведомственные комиссии и штабы. Ликвидаторы работали в опасной зоне посменно: те, кто набрал максимально допустимую дозу радиации, уезжали, а на их место приезжали другие. Основная часть работ была выполнена в 1986—1987 годах, в них приняли участие примерно 240 000 человек.
Заброшенные деревни, брошенные детские коляски, но при этом цветение сливы, яблонь, кудахтанье кур. Это первое, что увидели молодые специалисты из Татарстана. Тогда понятие «радиация» было не настолько широко известно. Основные ее свойства память судорожно черпала из школьного предмета физики. «Радиация-такая штука, которая не имеет ни запаха, ни вкуса, ее не видно. И некоторые потеряли даже бдительность: начали ходить без защитных масок, а там все заражено. Особой тревоги не у кого не было. Это не как на войне. Обычная солнечная погода, тепло, хорошо. Люди просто выполняли поставленную задачу»,-говорит Ильфарт Фатхрисламович.
«Мы строили участок стены «саркофага» вокруг 4-го блока. Уровень радиации был такой, что хватало одной пробежки рабочего от бункера до участка возведения стены, чтобы получить дневную дозу радиации. Потом, когда залили бетоном территорию. прилегающую к реактору, радиационный фон у места проведения работ сбавился, время пребывания увеличилось. Технологии по возведению стен «саркофага» по тем временам были уникальными. Применялись радиоуправляемые немецкие башенные краны, автобетононасосы.» Каждый день усилиями тысяч людей возводилась конструкция «саркофага». Ликвидаторы жили в бывших пионерлагерях. Утром на вахте их доставляли на место аварии. «Я там был в общей сложности с июня по октябрь. В самой 30 километровой зоне я работал с июня по август». Строительство саркофага было завершено в ноябре 1986 года.
«Когда мы оттуда уезжали, нам давали справку, кто сколько получил радиационного облучения. Пока на моем здоровье это не отразилась. Но с годами количество чернобыльцев сокращается. Я знаю это по работе в общественной организации Союз «Чернобыль». Мною был создан союз чернобыльцев Ленинского района Казани. В нем было 120 человек. Вскоре районные организации были объединены в республиканскую организацию. И она до сих пор занимается защитой интересов чернобыльцев, решением вопросов жилья, выплатой пособий».
Гринпис и Международная организация «Врачи против ядерной войны» утверждают, что в результате аварии только среди ликвидаторов умерли десятки тысяч человек, в Европе зафиксировано 10 000 случаев уродств у новорождённых, 10 000 случаев рака щитовидной железы и ожидается ещё 50 000. По данным организации Союз «Чернобыль», из 600 000 ликвидаторов 10 % умерло и 165 000 стало инвалидами.
По сей день официальной причины аварии нет. Существует версии разной степени достоверности от вины персонала, проблем в конструкции реактора до локального землетрясения. Искать виноватых в гибели тысяч людей теперь не имеет смысла. Важно, что положительные уроки из страшной катастрофы извлечены: в настоящее время в законодательстве России закреплена ответственность лиц, намеренно скрывающих или не доводящих до населения последствия экологических катастроф, техногенных аварий. Информация, относящаяся к экологической безопасности мест, ныне не может быть классифицирована как секретная.
Сегодня у Ильфарта Сафиуллина взрослая дочь-ровесница годовщины чернобыльской аварии. События 23-летней давности Диана знает из рассказов отца. И очень гордится его подвигом.
…26 апреля 2009 года чернобыльцы Татарстана как всегда встретятся у памятника, воздадут дать сотням ликвидаторам, защитившим человечество ценой своего здоровья и жизни.

Источник: Эхо Чернобыля

VN:F [1.9.10_1130]
Рейтинг: 0.0/5 (Голосов: 0)
Опубликовать в:
  • Facebook
  • В закладки Google
  • email
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Яндекс.Закладки
  • LiveJournal
  • Google Buzz
  • Одноклассники
  • Blogger

Оставить комментарий