К сожалению, надежды ученых на рассекречивание к 16-летию чернобыльской катастрофы материалов уголовного дела по ней не оправдались. Бурные столкновения разных точек зрения продолжаются. Для этого даже спустя столько времени после аварии остаются вполне серьезные объективные причины. И, как это ни странно, еще более серьезные субъективные причины. Появление статьи Г. Копчинского и Н. Штейнберга “Еще раз о причинах чернобыльской аварии” в газете “Зеркало недели” (N 18 (393), 2002 г.) только подтверждает последнее.
С одной стороны, это вроде бы серьезные люди, которые когда-то занимали высокие номенклатурные должности. И даже дослужились до высокого звания “член консультативного совета…” (и уже поэтому обязаны спорить аргументировано). А с другой – читаешь их статью и разочарованно разводишь руками. Прежде всего потому, что по существу затронутых мной вопросов статья не содержит ни одного серьезного контраргумента и больше смахивает на бюрократическую отписку.
Три комиссии и одна группа: два противоположных вывода
Напомним, что сразу после чернобыльской аварии была образована первая официальная государственная комиссия по расследованию ее причин. Изучив предоставленные материалы, в августе 1986 г. она доложила в Вене на заседании МАГАТЭ, что первопричиной аварии явились, по существу, непрофессиональные действия персонала. В докладе также были отмечены “небрежность в управлении реакторной установкой”, недостаточное понимание “персоналом особенностей протекания технологических процессов в ядерном реакторе” и потерю персоналом “чувства опасности”. Кроме этого, были указаны и некоторые “недостатки” в конструкции реактора 4-го блока, которые “помогли” персоналу довести крупную аварию до размеров катастрофы. В частности, “разработчики реакторной установки не предусмотрели создания защитных систем безопасности, способных предотвратить аварию при имевшем место наборе преднамеренных отключений технических средств защиты и нарушений регламента эксплуатации, так как считали такое сочетание событий невозможным”.

И правильно считали, ибо “преднамеренно отключать и нарушать” – это значит преднамеренно рыть себе могилу. Кто же пойдет на это? А остальное надо понимать так, что проектировщики не предусмотрели “защиту от дурака”. Да, не предусмотрели. Более того, им никто такой задачи и не ставил, ибо любая АЭС – это ядерно опасное производство и “дуракам” там не место на любой должности. То же относится и к “консультативным советам” любого уровня. По-видимому, на доаварийной ЧАЭС и в тогдашнем Минэнерго об этом не знали. И, судя по статье Копчинского и Штейнберга, ее авторы этого тоже не хотят знать.
В 1991 г. другая официальная комиссия Госатомнадзора, возглавляемая вышеупомянутым Штейнбергом (в дальнейшем – комиссия “Ш”), проанализировав практически тот же материал, нашла в реакторе 4-го блока ряд “конструкционных недостатков” и пришла к совершенно противоположному выводу. Мол, персонал ни в чем не виноват, виноваты в аварии эти самые “недостатки”, из-за которых персонал потерял контроль над цепной реакцией после нажатия кнопки АЗ-5, в результате чего и произошел взрыв реактора”. И даже предложила механизм этого процесса – одновременный ввод в активную зону реактора графитовых наконечников практически всех управляющих стержней. Он-то и перевел управляемую цепную реакцию в неуправляемую.
Ученые восприняли такой механизм как, в принципе, возможный при некоторых состояниях реактора, но отметили, что комиссия “Ш” не доказала, что именно этот механизм осуществился при взрыве 4-го блока. Кроме того, она не смогла ответить на несколько главных вопросов. Первый – почему после нажатия кнопки АЗ-5 взорвался именно 4-й блок, и при этом не взорвались идентичный ему третий, а также однотипные второй и первый блоки, которые в тот же день тоже глушились срочно и тоже нажатием кнопки АЗ-5? Второй – почему до аварии и после не взорвался ни один из 14 блоков с реакторами РБМК, хотя на них за все это время кнопка АЗ-5 нажималась десятки или сотни раз? Третий – почему из 15 блоков взорвался только тот блок, на котором персонал грубо нарушил правила ядерной безопасности? Четвертый – почему персонал 4-го блока, планируя работать в режиме электротехнических испытаний 4 часа, вдруг стал аварийно глушить реактор на 36-й секунде испытаний путем включения аварийной защиты высшей, 5-й категории, путем нажатия кнопки АЗ-5? А самое главное, комиссия “Ш” не представила никаких научных доказательств, что стержни вообще “пошли вниз” после нажатия кнопки АЗ-5. Хотя на этом предположении основывается вся ее версия. Поэтому эти выводы не представлялись убедительными с самого начала.
С тех пор прошло 11 лет, в течение которых Ш. и К. везде, где только можно, непрерывно повторяли, как заклинание: “стержни пошли вниз”… Единственное, что у Ш. и К есть, – это субъективные показания сильно заинтересованных лиц, которым грозили длительные тюремные сроки, если бы стержни “не пошли вниз”.
В 1995 г. была организована третья официальная государственная комиссия (в дальнейшем комиссия “С”), которая, еще раз проанализировав материалы, накопленные по аварии, пришла к тому же выводу, что и вторая – в аварии виноваты “конструкционные недостатки”, которых она уже насчитала свыше 30. А персонал ни в чем не виноват.
В 2000 году во исполнение решения Верховной Рады Украины была создана Межведомственная рабочая группа (по существу, четвертая государственная комиссия) во главе с вышеуказанным г-ном Копчинским (группа “К”), которая официально полностью согласилась с выводами комиссии “С”. Удивляться тут нечему, ибо заместителем председателя этой группы был назначен… знаете кто? Правильно, вышеупомянутый г-н Штейнберг. Легко догадаться, что об объективности работы в этих комиссиях не могло быть и речи.

Честь мундира превыше всего

Но как же так получилось, что три высокие комиссии и одна межведомственная группа, в которых заседали в общем-то авторитетные в своей области специалисты, изучали практически один и тот же материал, а пришли к диаметрально противоположным выводам? Это также одна из загадок чернобыльской аварии. Но стоит ознакомиться с составами комиссий и эта загадка легко разгадывается. В первой комиссии задавали тон ученые, проектировщики и эксплуатационщики – выходцы из Минсредмаша. А в последних двух комиссиях и группе “К” тон задавали эксплуатационщики – выходцы из Минэнерго. Ну как тут не вспомнить о негласном существовании ведомственного мундира и негласной обязанности защищать его до конца, несмотря ни на что. Иначе коллеги “не поймут” и можно “вылететь из обоймы”, в которой так уютно живется некоторым “членам консультативного совета”. Да, авторы статьи К. и Ш. сами этого не скрывают – “Мы…были непосредственными участниками ведомственной войны, которая развернулась между двумя министерствами…”. Интересно, на чьей стороне в этой “войне” участвовали Ш. и К.? Думается, что мы совсем не ошибемся, если укажем – на стороне Минэнерго. Ведь они оба вышли оттуда.
На взгляд автора, защита чести ведомственного мундира является основной причиной, почему острые дискуссии об истинных причинах чернобыльской аварии продолжаются до сих пор. Хотя, казалось бы, уже прошло шестнадцать лет, привлекать к ответственности уже никого не будут, и можно было бы всем ветеранам ЧАЭС откровенно рассказать о тех обстоятельствах аварии, о которых им было запрещено говорить с 1986 г. Но нет. Честь ведомственного мундира важнее правды. И официально дискуссии продолжаются. Хотя неофициально обе спорящие стороны прекрасно осведомлены практически обо всех обстоятельствах аварии. Даже о таких, которые нельзя найти ни в одном документе.
Поэтому автор убежден, что действительно объективно и официально разобраться в истинных причинах чернобыльской аварии реально способна только Академия наук, которая реактор РБМК не придумывала, не проектировала, не строила и не эксплуатировала. И поэтому в отношении ЧАЭС и ее сотрудников у нее просто нет и быть не может каких-либо узковедомственных интересов.
Однако поиску очень мешает засекреченность материалов, например, уголовного дела. В этом отношении могли бы помочь “компетентные органы”, если бы рассекретили и опубликовали протоколы допросов 48 работников ЧАЭС, которые они провели по свежим следам. Именно протоколы, а не аналитическую записку, подготовленную на их основе. Наверняка, там тоже всплывут дополнительные обстоятельства аварии, о которых умалчивают материалы всех комиссий.
Но, кроме этого, по мнению автора, выяснение истинных причин чернобыльской аварии так долго затянулось еще и потому, что к ненужной никому, кроме проходимцев и некоторых “членов консультативного совета”, засекреченности материалов добавляются еще и проводимые кем-то (назовем эту группу людей модным ныне словом “семья”) сознательные мероприятия по дезинформации как ученых, так и общественности, украинской и мировой. Вот и выплескиваются время от времени на страницы массовой печати все новые и новые гипотезы, которые у ученых вызывают ироническую улыбку, но непросвещенной общественности хорошо “прополаскивают мозги” в нужную для некоторых “членов консультативного совета” сторону.
Согласно им виновными в аварии попеременно становятся то диверсанты, то инопланетяне, то взрыв накопленного в реакторе плутония, то простой ядерный взрыв, то ядерный взрыв с подскоком, то повышенная солнечная активность, то сверхдлинные радиоволны ионосферы, то другие космические или геофизические факторы, то гамма-излучения, то психотропные излучения секретного объекта “Чернобыль-2″, то землетрясение, то монополи Дирака и т. п. Были попытки приплести сюда даже членов Политбюро ЦК КПСС. Это, образно выражаясь, дезинформационный кордебалет, который как раз должен подчеркивать и оттенять “высокую научность” дезинформационных выступлений “солистов-тяжеловесов” Ш., С. и К.
Ради справедливости надо отметить, что это многолетнее пропагандистское мероприятие было организовано довольно профессионально, и многие люди, в том числе и в МАГАТЭ, поверили выводам комиссии “Ш”. Ввести в заблуждение МАГАТЭ не так уж сложно, ибо эта научно-дипломатическая организация собственных расследований причин чернобыльской аварии не проводит. Если ей официально, на государственном уровне подсунуть материалы, правдоподобные, но неадекватные процессу аварии, то и выводы МАГАТЭ будут неадекватными. А затем можно размахивать этими выводами в свою пользу, ссылаясь на авторитет этой международной организации. Что и делают в статье К. и Ш.
Организаторы этого театрально-пропагандистского представления полагали, видимо, что то же самое можно проделать и с Академией наук. Однако здесь они просчитались, ибо поставили перед собой нереальную задачу – обмануть ученых в области физики реакторов.

Началось это так

Мало кто знает, что попытки организовать дезинформацию о причинах чернобыльской аварии начались уже в первые часы аварии. Сам я о них узнал сразу же из сообщения об аварии от одного из сотрудников следственных органов. То есть с первых часов “семья” попыталась оказать давление на “компетентные органы”, чтобы они помогли дезинформировать общественность о причинах чернобыльской аварии, и все свалить на “происки американского империализма”, как в добрые старые времена. Но к чести “органов” эти попытки оказались безрезультатными: “Оперативными сотрудниками госбезопасности с участием специалистов были проанализированы полученные материалы, на основании которых ими была построена вероятная модель взрыва, в результате чего была отклонена настойчиво проводившаяся рядом высоких должностных лиц и научных авторитетов версия о возможной диверсии на ЧАЭС”.
Эта цитата из доклада генерала Ю. Петрова на совместном совещании работников спецслужб из стран СНГ, состоявшемся в Киеве в 1996 г. в связи с 10-летием чернобыльской аварии. И это не единственная официально зарегистрированная попытка “семьи” ввести в заблуждение ученых, а через них и общественность. Когда во ВНИИАЭС передали аварийные документы, специалисты-атомщики обрадовались, что сейчас их проанализируют и первыми в мире скажут, отчего взорвался реактор. Однако здесь их поджидало жестокое разочарование. Когда ученые начали изучать первичные документы, обнаружилось, что в них отсутствует синхронизация во времени. Это сначала вызвало недоумение, а затем и неясные подозрения. Они усилились, когда обнаружилось, что для изучения им подсунули не подлинники документов, а копии, на которых кто-то стер отметки о времени. Это было совсем странно и наводило на мысль о полной или частичной фальсификации документов.
Здесь ученые столкнулись с явной попыткой “семьи” обмануть их в хронологии аварии. Но ученые ВНИИАЭС сумели в некотором приближении восстановить последовательность событий, опираясь на хорошо знакомые реперные точки. На основе анализа (за неимением более надежных источников) была составлена официальная хронология аварийного процесса. Однако до сих пор нет уверенности, что туда не пролезла какая-нибудь дезинформация помимо воли ученых…
Но тут возникает интересный вопрос, откуда вообще могла появиться такая распечатка ДРЕГ? Если бы “члены консультативного совета” Ш. и К. сумели объективно выяснить это, они бы внесли неоценимый вклад в раскрытие истинных причин чернобыльской аварии. Но автор понимает, что делать они этого не будут, ибо это не в интересах “семьи”, и, вообще, у “солистов дезинформационного кордебалета” совсем другая задача.
Третье официальное сообщение о попытках скрыть истинные причины аварии на ЧАЭС сделал Ю.Самойленко – председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий чернобыльской катастрофы: “Сейчас трудно восстановить те 15 минут, в которые произошла катастрофа и которые, по моему мнению, были умышленно стерты с пленки “черного ящика” ЧАЭС”. Это сообщение он сделал на основании материалов, собранных специальной комиссией Верховной Рады, полный отчет которой должен выйти в этом году. Если факт “умышленного стирания” подтвердится, то это мог сделать только персонал. Скорее всего, это сделал кто-то из дирекции, чтобы замести следы своих уголовно наказуемых действий, и тогда появляется возможность все свалить на реактор. Времени для “умышленного стирания” было достаточно, ибо до приезда на ЧАЭС “компетентных органов” и начала изъятия аварийных документов оставалось примерно два-три часа.
Каков же государственный уровень имела эта “семья”, если она, с одной стороны, могла так смело обратиться в “компетентные органы” с целью повлиять на их выводы в нужную для нее сторону и иметь уверенность, что это ей удастся, а с другой – она явно не являлась для них директивной инстанцией? Легко догадаться, что это уровень союзного министерства. А какое министерство было более всего заинтересовано в сокрытии истинных причин чернобыльской аварии? Догадаться еще легче – то, чей ведомственный мундир так сильно запятнала эта авария. То министерство, руководство которого во время аварии показало всему миру свою полную профессиональную несостоятельность, т.е. Минэнерго. В результате все АЭС были выведены из его ведения и возвращены в их alma mater – Минсредмаш. Но уж очень дорогой ценой досталась эта победа.
“Зеркало недели”, 13.07.2002, Киев, n26

VN:F [1.9.10_1130]
Рейтинг: 2.5/5 (Голосов: 2)
СМИ Авария Чернобыль: Кто "замыливает" правду о причинах чернобыльской аварии?, 2.5 out of 5 based on 2 ratings
Опубликовать в:
  • Facebook
  • В закладки Google
  • email
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Яндекс.Закладки
  • LiveJournal
  • Google Buzz
  • Одноклассники
  • Blogger

Оставить комментарий