26 апреля исполнилось 18 лет со дня аварии на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС. Мифический Прометей, памятник которому стоит и сейчас перед административным корпусом ЧАЭС, и не подозревал, какой именно огонь принес человечеству. Долгие годы ученые мужи спорят о причинах аварии и ее последствиях. К счастью, постепенно от голословного обвинения оперативного персонала перешли к объективному осмыслению катастрофы.

В декабре 2000 года был остановлен третий блок атомной станции. Что же сегодня происходит на Чернобыльской АЭС? Непривычно тихо в турбинном зале, малолюдно в коридорах блоков – после остановки станции немало штатных должностей пришлось сократить. О том, как сегодня живет и работает АЭС, корреспондент “СОЮЗа” попросил рассказать первого заместителя директора Чернобыльской АЭС Вячеслава Фомина:

- Скоро четыре года, как наше предприятие превратилось из производителя в потребителя электроэнергии, – говорит Вячеслав Вениаминович. – 2001 и 2002 годы были своеобразной притиркой к ситуации, в которой мы оказались. Сегодня определились две главные задачи, которые стоят перед нами, – преобразование объекта “Укрытие” (защитное сооружение над разрушенным четвертым энергоблоком), которое должно обеспечить дальнейшие работы по демонтажу на будущее. Вторая задача – завершить создание той инфраструктуры для окончательного прекращения работы АЭС. Ряд объектов уже строится, готовится программа по финансированию строительства еще нескольких объектов. Ситуация осложняется тем, что по международным нормам снятие с эксплуатации АЭС начинается после удаления ядерного топлива с энергоблока и промышленной площадки. Сегодня топливо остается и в реакторах, и в бассейнах выдержки, его попросту некуда пока вывезти. К сожалению, строительство второго хранилища отработанного ядерного топлива задерживается. Думаю, все трудности на этом пути мы устраним. Наш коллектив сейчас адаптировался к новым условиям и понимает стоящие перед ним задачи. Думаю, в ближайшее время все наладится.

- Что представляет собой ваш коллектив в новых, постэкстремальных, а по сути остающихся экстремальными условиях?

- Есть у нас и контрактники, и энтузиасты. Как в любом коллективе, одни выполняют только предписанные обязанности, но есть и другие, которые, как говорится, работают с душой. Кроме того, у нас работает много подрядных организаций, и скоро их станет еще больше. При увеличении объема работ по стабилизации конструкций, созданию нового конфайнмента (безопасное укрытие) на площадке ежедневно будут работать до полутора тысячи человек из подрядных организаций – это почти 50 процентов существующего коллектива станции.

- Как понимаю, окончательной целью вашей работы является создание на месте Чернобыльской АЭС так называемой (как кто-то пошутил в свое время) “зеленой лужайки”…

- Наш проект, согласно концепции, рассчитан на довольно длительное время, так что, можно сказать, для нынешнего поколения энергетиков работы хватит. Нам предстоит еще и омолаживать персонал, обеспечить преемственность опыта и знаний. Работы предстоит сделать много – на десятилетия. Весь вопрос – в источнике финансов.

- Вопрос, который волнует многих: в каком состоянии сегодня находится объект “Укрытие”?

- Его состояние в последнее время меняется мало. Что его ждет? По плану мы должны построить новый безопасный конфайнмент. В марте мы уже объявили тендер на сооружение “Укрытия-2″. Согласно плану должны построить его до 2008 года. Новый саркофаг будет обеспечен грузоподъемными механизмами и другими системами для обеспечения раннего демонтажа нестабильных частей конструкции. Кроме того, необходимо создать последующие технологические предпосылки для извлечения топливосодержащих масс. Мы ожидаем, что лет через 30-50 появятся необходимые технологии для надежного захоронения топлива и других высокоактивных отходов, разбросанных взрывом по аварийному блоку.

После разговора с В. Фоминым корреспонденту “СОЮЗа” устроили “экскурсию” по АЭС. Многим, наверное, покажется, что сегодня управлять технологическими процессами на Чернобыльской АЭС просто. Реактор не вырабатывает пар, турбина не крутится… И тем не менее ядерная опасность до конца не ликвидирована. Прошу рассказать об особенностях работы непосредственно оперативный персонал третьего блока. На блочном щите управления постоянно работают два специалиста: начальник смены блока и ведущий инженер управления реактором. Это люди, которые имеют лицензию на непосредственное управление реакторной установкой. Им слово.

Николай Ивченко, начальник смены третьего блока:

- Сегодня ядерное топливо находится непосредственно в аппарате и бассейнах выдержки. В любой момент может произойти нештатная ситуация, с которой справиться могут только грамотные специалисты. Конечно, объем возможных отказов оборудования сейчас ниже, чем раньше, когда реактор находился в “горячем” состоянии.

- Вы участвовали в ликвидации последствий аварии на четвертом блоке…

- Я тогда учился на физико-техническом факультете Горьковского политехнического института. Студентом был командирован дозиметристом на ЧАЭС, после окончания вуза приехал сюда насовсем. Мы тогда были помоложе, да и люди были более патриотичны, что ли. Те, кто приезжал действительно за деньгами, долго не задерживались. Все, что в то время писали в газетах, было на несколько порядков проще и сглаженней, чем то, что мы видели каждый день.

Александр Фазлы, машинист-обходчик турбинного оборудования:

- Сейчас наша задача – провести комплексное инженерно-радиационное обследование оборудования. Это необходимо для того, чтобы перед демонтажем систем знать количество и состояние блочной арматуры, трубопроводов и прочих составляющих энергоблока, нужно также провести радиационное обследование помещений. Надо убедиться, что вся система циркуляции теплоносителя была опорожнена, все задвижки закрыты. Сначала проводится черновая работа: все досконально измеряется, взвешивается, потом эта информация стекается в общую базу данных, по которой будет виден масштаб предстоящих демонтажных работ.

…Как сегодня живут люди в городе энергетиков? Славутич – город интернациональный. Как шутят жители, это “последний памятник Советскому Союзу” – в строительстве города приняли участие многие республики СССР, которые дали название городским кварталам. Сегодня Славутич – один из немногих малых городов Украины, который реализовал проект дневного высшего образования. Так, сегодня здесь действуют Центр высшего учебного образования, в который входят филиал Черниговского экономического университета и филиал Киевского политехнического института. Славутич, как и десять лет назад, держит первое место по рождаемости в Украине. Удивляет, что жизнь в городе кипит не только в субботу и воскресенье. Например, каждый будний день можно увидеть людей, тренирующихся в спортивных залах или посещающих культурные мероприятия. Город не стал “спальным” районом Чернобыльской АЭС, а живет своей собственной полнокровной жизнью.

Своими взглядами на проблемы и перспективы Славутича корреспондент “СОЮЗа” попросил поделиться Ильгиза Исхакова, директора коммунального предприятия “Фонд коммунального имущества”.

- Как живет сегодня городская молодежь?

- Мы постоянно отправляем наших ребят на научный симпозиум молодых атомщиков “Диснай” в Литву, молодежный фестиваль “Деснай” в Россию. Очень популярен в Славутиче, да и по всей Украине, фестиваль работников электронной промышленности “Друкшай” -он проходит более 37 лет недалеко от Игналинской АЭС на территории Беларуси – на берегу озера Дрисвяты. Этот лагерь в свое время стал основоположником традиций для многих молодежных движений, в том числе и для движения молодых атомщиков. Сегодня “Друкшай” – это восемь команд, которые представляют города Беларуси, Прибалтики, России и Украины. Мы очень рады, что можем дать нашим молодым ребятам почувствовать поддержку своих коллег из других стран.

- Вы упомянули про дружбу с ребятами из других стран. Всего в десяти километрах от Славутича находится Беларусь…

- Связи с белорусами установились у нас давно. Помнится, когда выбирался участок под строительство города для работников ЧАЭС, рассматривалось много проектов. Было и предложение строить новый город около белорусского Комарина. Да и сегодня едущий на работу сотрудник атомной станции два раза в день проезжает по территории Беларуси. Более 15 лет Славутич дружит с белорусским городом Калинковичи, мы участвуем в Днях города Калинковичи, а оттуда приезжают на наши Дни города.

- Какие задачи выполняет Славутич в общем проекте по прекращению деятельности Чернобыльской АЭС?

- Славутич сегодня – своего рода экспериментальная площадка, где хорошо опробываются новые идеи. В Киевской области мы сейчас являемся одним из двух городов, которые дотируются из федерального бюджета. Сейчас решается проблема переориентации экономики города от политики получения дотаций к тому, чтобы самим зарабатывать все деньги, необходимые для содержания Славутича. Мы активно занимаемся привлечением иностранных инвестиций. Но последние изменения в бюджете Украины, приведшие к введению моратория на регистрацию новых проектов, оптимизма не добавили. Любой нормальный инвестор больше всего боится нестабильности ведения своего бизнеса, он не будет размещать свои предприятия в свободной экономической зоне “Славутич”, поскольку неизвестно, что будет завтра. Сегодня мы пытаемся реализовать проект, согласно которому по всему городу будет проведена оптико-волоконная связь. Это позволит помочь студентам, проживающим в городе, общаться с профессорами из разных стран в режиме “он-лайн”, а значит, улучшать свою квалификацию.
Источник: Российская Газета

VN:F [1.9.10_1130]
Рейтинг: 4.0/5 (Голосов: 1)
СМИ Авария Чернобыль: Черная боль Славутич - последний памятник Советскому Союзу, 4.0 out of 5 based on 1 rating
Опубликовать в:
  • Facebook
  • В закладки Google
  • email
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Яндекс.Закладки
  • LiveJournal
  • Google Buzz
  • Одноклассники
  • Blogger

Оставить комментарий