ШАВЕЛЬ Сергей Александрович – доктор социологических наук, зав. отделом социальной политики
Института социологии НАН РБ.

Дискуссии о том, какой должна быть современная политика по преодолению социальных, экономических и психологических последствий аварии на ЧАЭС, не утихают, доходя порой до прямой конфронтации с политическим уклоном. Сталкиваются две позиции: радикальная и умеренно-либеральная. Согласно первой – проживание в “чернобыльской зоне” (зоне радиоактивного загрязнения с любым уровнем радиации) невозможно из-за длительных последствий малых доз облучения, которые ослабляют иммунную систему человека и могут привести к нежелательным последствиям (вырождение, депопуляция, мутагенез). Сторонники второй позиции придерживаются обрат-ной точки зрения: проживание в районах радиоактивного загрязнения возможно (до-пустимо) без ущерба для здоровья, но при соблюдении определенных условий в хозяйственной деятельности, быту, досуговом поведении и других.
Первая позиция, безусловно, гуманна, но нереалистична. Переселить всех, попавший в радиоактивную зону, было не под силу даже такому мощному государству, каким являлся Советский Союз, а тем более Беларуси. К тому же со временем выяснилось, что большинство переселенцев, за исключением, пожалуй, только некоторых из тех, кто поселился в Минске и областных центрах, испытывают серьезные стрессовые нагрузки из-за сложностей адаптации, ухудшения материального положения. Пришлось выделить зону (цезий-137 – 15—40 KU/км. КВ., стронций-90 – 2-3 KU/km.kb.), срок отселения которой относился на неопределенное время и исходил из конкретных возможностей. В этой зоне постепенно сворачивалась хозяйственная деятельность, разрушалась инфраструктура, сокращалась занятость. Население в ожидании отъезда оказалось на чемоданах, а уезжать было некуда. В покинутых населенных пунктах появились самоселы, в зону последующего отселения стали возвращаться переселенцы, селились, несмотря на формальный запрет прописки, беженцы из горячих точек бывшего СССР.

Обещанное и ожидаемое отселение сделало как бы ненужной реабилитационную работу, что превратилось в дополнительную психологическую нагрузку. Такова, к сожалению, житейская логика первой позиции. Что касается второй, то она сегодня оформляется как концепция поэтапной реабилитации территорий загрязненных районов Беларуси.
25
Отметим, что столкновение названных подходов вызывается рядом причин. Во-первых, неясностью влияния малых доз радиации на здоровье человека в длительной перспективе, на генетический аппарат и т.д. Во-вторых, опасениями людей относительно сокрытия правдивой информации. Опыт 1986 г., когда был введен запрет на информацию об аварии, когда по этой в основном причине не была проведена йодовая профилактика, до сих пор серьезно влияет на умонастроения населения. В-третьих, -субъективным ощущением, что люди брошены на произвол судьбы (что отмечается многими респондентами), организационными неурядицами, нечеткостью и несправедливостью для некоторых категорий системы льгот и компенсации.
Таким образом, стремление реализовать программу отселения не решает проблему, а лишь затягивает процесс обустройства территории и населенных пунктов, удерживая население в состоянии неопределенности и тревоги. Более того, средства, направляемые на переселение, не могут использоваться для улучшения жизни остающихся. Возникает очевидная несправедливость: переселенцы получают новое жилье и компенсации, те же, кто остался на месте – лишь небольшие льготы. С этой точки зрения, а также учитывая, что 2/3 населения по данным социологических опросов не намерены уезжать их своих районов, социально-психологическая реабилитация оправ-дана и необходима.
Не обоснованы обвинения оппонентов в пренебрежении медицинскими проблемами. Здоровье населения – не просто главное направление, а основа чернобыльской политики (не отрицая определенных недостатков в ее реализации). Если бы медики установили, что жить в этих районах нельзя, ни о какой реабилитационной работе, хозяйственной деятельности не могло бы быть и речи, да и никто бы из жителей не остался на этой территории.
Сегодня известно, что дозовые нагрузки могут как бы регулироваться в связи с возможностью выведения из организма радионуклидов. Этот научный факт имеет принципиальное значение. Он требует, во-первых, безусловного, строгого и надежного учета и контроля внутренних доз облучения. При отсутствии достоверной системы учета и контроля дозовых нагрузок вся остальная работа бессмысленна, антигуманна, а значит – недопустима. Во-вторых, периодического оздоровления детей, беременных женщин, лиц с повышенным внутренним облучением. Уже сегодня при объединении усилий государства, общественности, гуманитарных фондов и самих жителей чернобыльской зоны вполне реальна такая перспектива: каждый человек ежегодно один раз месяц или более должен прожить в чистых районах Беларуси или за рубежом. Для этого годится все – отпуск, командировки, сезонные работы, посещение родственников и т.д. Такая ориентация имеет несомненные преимущества: как экономические, так и социально-психологические. Экономические – потому, что затраты государства на ежегодное оздоровление одной семьи в десятки раз меньше затрат на ее пере-селение. Расчеты показывают, что средств на переселение одной семьи из 4-х человек хватило бы на то, чтобы в течение 20 лет направлять эту семью даже на Кипр. Но ведь и сами люди по мере повышения жизненного уровня готовы тратить на эти цели все больше средств.
Социально-психологические преимущества заключаются также в том, что человек избегает дезадаптационных стрессовых нагрузок, связанных с переездом, и фрустрации от неопределенности, временности проживания в зоне последующего отселения. Наряду с этим существенно благоприятное воздействие рекреации как таковой: познание новых мест, новые впечатления, расширение культурного горизонта, особенно для детей.
В-третьих, придание приоритета всем видам работ – исследовательским, экспери­ментальным, практическим – по получению чистых продуктов, дезактивации мест­ности. На первом этапе, в рамках концепции отселения, эти работы по понятным причинам оказывались на периферии.
В-четвертых, принципиальное значение имеет добровольность выбора “остаться-уехать”. Тем, кто сегодня (или завтра) принимает решение о миграции, государство должно выплатить компенсацию в установленных размерах, как и тем, кто уехал ранее. Никаких формальных препятствий добровольному отъезду – под предлогом, например, что пока, мол, нет жилья или работы – не должно быть. Опросы показы-вают, что сегодня миграционные намерения высказывают около 30% опрошенных в этих районах. Это почти вдвое меньше, чем в 80-е годы, и можно утверждать, что по мере расширения программы реабилитации и оздоровления число потенциальных мигрантов будет снижаться.
И наконец, в-пятых, тем, кто по медицинским показателям не может проживать в этих районах, должна быть оказана помощь по переселению.
Такова цель и задачи государственной чернобыльской политики, реализуемой посредством концепции и программы реабилитации.
Основными принципами реабилитационной работы с населением являются следующие.
1. Полнота, открытость и правдивость информации по всем аспектам чернобыльской проблематики. Отсутствие информации или ее искажение порождают слухи, домыслы, вызывают тревогу и недоверие и, как следствие, тормозят или делают невозможной реабилитационную работу.
2.Исключение политизации любых сведений, относящихся к преодолению последствий аварии на ЧАЭС. Речь, конечно, не может идти о том, чтобы кого-то выключить из политической жизни, а только о том, что разжигание страстей в этих районах опасно для реабилитации населения.
3.Конкретный и деловой подход. Индивидуальная реабилитация возможна лишь тогда, когда человек включен в дело (его организацию, стимулирование, эффективность и т.д.). Отсюда – первостепенная роль занятости и организации свободного времени.
4.Адресность и субсидиарность (“помощь для самопомощи”) всех средств (государственных, гуманитарных, благотворительных, спонсорских, общественных), направляемых населению пострадавших от аварии на ЧАЭС районов. Многочисленные нарекания (в интервью, анкетах, в прессе) на неправильное распределение этой помощи свидетельство того, что достаточного общественного контроля и гласности в этом деле нет. Кроме того, исходя из известного правила – дать человеку удочку, а не рыбу, – необходимо стремиться к тому, чтобы такая помощь стимулировала собственную активность людей.
5.Личный пример руководителей и специалистов. Лидирующее положение этой социальной группы, их знания, образование, способность разобраться в ситуации ока-зывают огромное влияние на окружающих и в значительной степени формируют морально-психологический климат и умонастроения людей. Соответствующим должно быть и их поведение и участие в реабилитационной работе, что для многих является новой задачей.

VN:F [1.9.10_1130]
Рейтинг: 5.0/5 (Голосов: 1)
Документы ЧАЭС: Социальная политика в отношении пострадавших от аварии на ЧАЭС, 5.0 out of 5 based on 1 rating
Опубликовать в:
  • Facebook
  • В закладки Google
  • email
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Яндекс.Закладки
  • LiveJournal
  • Google Buzz
  • Одноклассники
  • Blogger

Страницы: 1 2 3

Оставить комментарий