«Недалеки те времена, когда открытие естественными науками особого рода излучений земной поверхности заставит изменить взгляд на многое. Экспериментальное исследование установит, что различным ландшафтам свойственны различные виды и степени этого излучения…»
Д.Андреев, «Роза Мира».

Почти сразу после катастрофы в Чернобыле (26 апреля 1986 г.) ряд ученых выдвинули предположение, что сценарий драматических событий, представленный в МАГАТЭ Советским Союзом, не соответствует действительности. Что во всем виновата тектоника. Тогда это были всего лишь версии, не подкрепленные весомыми аргументами. Но за эти годы они появились. В частности, сотрудником Объединенного Института физики Земли им.О.Ю.Шмидта Евгением Васильевичем Барковским собран столь убедительный материал, что необходимо вернуться к вопросу: что же на самом деле произошло в Чернобыле?

ПРИМЕТЫ «НЕХОРОШИХ» МЕСТ
Исследуя странные, не нашедшие объяснения, взрывные явления, случавшиеся в самых разных местах, Е.В.Барковский выделил 16 общих признаков, присущих таким опасным зонам. Затем проанализировал отчеты по катастрофе в Чернобыле и увидел: 12 признаков здесь налицо! Вот некоторые из них, наиболее показательные.
Геоморфология. Начнем хотя бы с того, что разломам и разрывам глубинной платформы на поверхности земли часто соответствует определенный рельеф: борозды, овраги, низины и т.д. А особенно тяготеют к разломам реки. Теперь же вспомните: Чернобыльская АЭС стоит фактически на слиянии пяти рек: Днепра, Припяти, Десны, Тетерева, Ужа.
Гравитационная динамика. Барковский придерживается гипотезы, которую, в том или ином виде, высказывали многие ученые. Суть в следующем. Наша Земля постоянно потребляет из космоса энергию. Какая-то ее часть излучается в «спокойной» форме — создавая гравитационное поле. Другая — частично преобразуется в вещество. Ну а избыток периодически сбрасывается — вырывается из глубины нашей планеты через трещины, разломы, вулканы… Именно последняя составляющая — причина происходящих ежедневно 8 мире сотен аварий и катастроф. И основным отличием этих локальных микроземлетрясений от обычных, уничтожающих целые города, является их точечный характер.
Ведь выброс гравитационной энергии из Земли может происходить на очень небольшой площади — буквально в несколько десятков квадратных метров. Причем довольно мощный энергопоток нередко взмывает очень высоко — на десятки, а то и сотни километров. Попадет в него самолет — жди беды: автопилоту, слепо реагирующему на «взбесившиеся» приборы, ничего не стоит в считанные минуты ввести машину в штопор.

Что, вероятно, и произошло год назад на Дальнем Востоке (см.»ТМ, № 11 за этот год). Недаром место, где 6 декабря 1995 г. рухнул Ту-154, называют «кладбищем самолетов».
Здесь надо подчеркнуть, что плотность выбрасываемой гравитационной энергии бывает настолько велика, что компенсирует земное тяготение, и тогда предметы частично или полностью как бы лишаются своего веса.
Под ее действием из Земли может вырвать сотни тонн грунта — такое произошло, например, 12 апреля 1991 г. в районе г. Сасово Рязанской области. Диаметр оставшейся воронки составил 30 м, а глубина – 3,5 м («ТМ», № 5 – 7 за 1992 г.).
Был ли признак гравитационной динамики в Чернобыле?
— Безусловно! — заявляет Евгений Васильевич. — Перед взрывом начальник реакторного цеха заметил, что 300-килограммовые «кирпичи» биозащиты начали «гулять», то поднимаясь, то опускаясь, словно на волнах. Спустя несколько десятков секунд их выбросило через крышу вместе с «внутренностями» реактора. Многих тогда удивило: почему почти все топливные элементы остались целыми, что невозможно при настоящем взрыве? Кроме того, его бы не выдержала и биологическая защита — два тонких металлических цилиндра вокруг реактора.

А они тоже не повреждены! Объясняется все просто: взрыва в привычном смысле не было. «Сработала» гравитационная динамика, которая и привела к страшным последствиям.
Метеорология. Не только сооружения, но и атмосфера чутко реагирует на тектонические бури. Ясное небо указывает, что недра Земли более или менее спокойны. Если же разлом активен, то над ним нарушается гравитационное равновесие. Большинство тайфунов, ураганов, смерчей не только зарождаются от выбросов энергии, но и «ходят» вдоль разломов.
— Вот космический снимок, — Барковский протянул мне фотографию. — Он сделан со спутника через 4,5 ч после аварии. Видите, над Чернобылем — мини-циклон, а по реке Уж облака выстроились, как по линеечке. Это оставшиеся признаки активности разлома.
Акустические феномены. Персонал ЧА-ЭС утверждал, что за 20 с до аварии внутри станции появился странный гул. А ловившие неподалеку рыбаки еще за час-два до этого обратили внимание на непонятный гул и звуки, похожие на выстрелы из пушки. Это отмечено в отчетах Московского института энерготехники и Киевского института ядерных исследований.
Оптические. Нередко странным «взрывам» предшествуют световые явления. За десятки секунд до аварии очевидцы наблюдали над ЧАЭС «шары», «луч», «столб света».
Хронология. Замечено, что на Русской платформе тектоническая активность достигает пика в апреле — июле и ноябре — январе, причем обычно ночью — между 20 ч вечера и 4 ч утра, особенно в новолуние и полнолуние. Чернобыльская авария произошла 26 апреля в 1 ч 23 мин ночи. В полнолуние. Классический вариант! И ничего удивительного, считает Барковский, что в нынешнем году подземные толчки в Чернобыле уже отмечены в апреле, мае и июле.
А вообще-то, при строительстве важных объектов желательно заранее опросить местных жителей, изучить старинные хроники: не случались ли в данном месте аномальные явления. Ведь что выяснилось: оказывается, в районе Чернобыля в 1530 г. был настолько сильный «землетрус», что он разрушил целую деревню!
Биопредвестники. Как известно, перед землетрясением иногда у человека возникает необъяснимое дискомфортное состояние. И в Чернобыле, например, прапорщику, дежурившему у входа в центральный зал (реакторный), за 10—15 мин до взрыва стало настолько плохо, что его пришлось заменить.
Местный подъем или опускание почвы нагляднее всего указывает на геоопасные места. Еще за год до катастрофы геодезисты обнаружили, что здание 4-го блока начало подниматься. Поэтому в конце 1985 г. администрация АЭС обратилась в Институт физики Земли с письмом, в котором сухим канцелярским языком предлагала заключить договор на проведение исследовательских работ.
— К тому времени нами была разработана аппаратура, позволяющая фиксировать малейшие нестабильности земной коры под зданиями, — говорит Барковский. — Правда, вся она оказалась задействованной на других АЭС. Конечно, если бы мы знали, что под ЧАЭС стали «шутковать» глубинные пласты, то сняли бы приборы с «благополучных» станций и поставили в Чернобыле. Но такой информации ни у кого не было. Особой озабоченности в письме не чувствовалось, и мы спокойно запланировали работы на весну — лето 1986 г.
Итак, уже в начале 90-х гг. ученый, обобщив полученные сведения об аварии, предположил: у нее тектоническая природа. Направил докладную записку в Академию наук. Но сигнал тревоги остался без внимания.
— Косвенным признакам верить отказывались, — объясняет он. — Не хватало самого главного аргумента — сейсмограмм с места событий в момент аварии.
Но, как говорится, «на ловца и зверь бежит». Год назад Е.Барковский случайно узнал, что в 100 — 200 км западнее Чернобыля (в Норинске, Глушковичах и Подлубах) в 80-х гг. работали три специальные сейсмостанции для регистрации атомных взрывов и что после аварии они были ликвидированы. Он немедленно сделал запрос в соответствующую организацию и неожиданно для себя получил целый мешок сейсмограмм.
— Разворачиваю ленты — и глазам своим не верю: за 22 с до взрыва все сейсмостанции зафиксировали высокочастотные сейсмоколебания, — вспоминает ученый. — А норинская станция, находящаяся на одном разломе с Чернобылем (река Уж), зарегистрировала, кроме того, один за другим три мощных сейсмических удара (магниту-да около 2 баллов, а сила удара в эпицентре — около 9 баллов). Похоже, что именно эти импульсы развалили реактор и выбросили его содержимое наружу.
— Может, сейсмографы отреагировали на сам взрыв?
— Нет, все тщательно проверено. Учтено и время прохождения сейсмосигнала до Норинска. Землетрясение началось в 1ч 23 мин 37-38 с. А реактор начал разрушаться спустя 20-22 с – в 1 ч 23 мин 58-59 с.
Так что теперь все события вписываются в иную картину. Она в корне отличается от представленной 8 МАГАТЭ Советским Союзом. Вот как ее видит Евгений Васильевич Барковский.

СЦЕНАРИЙ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АВАРИИ
Еще с 15 апреля сейсмическая активность в районе АЭС возрастает до 14 гравитационных ударов в сутки (рис.2). Она столь существенно влияет на работу реактора 4-го блока, что руководство станции ставит вопрос об его остановке (подлинной причины, естественно, не представляя). Но по настоятельной просьбе ответственных чинов энергосистемы решает несколько погодить.
Через 10 дней «годить» уже было нельзя — произошли очень серьезные нарушения режима. (Сейсмограммы показывают, что именно 25-го глубинная активность резко выросла до 17 ударов в сутки! Разлом забурлил.) Принимается окончательное решение об остановке реактора.
Мощность сбросили до 20%. И тут в барабане-сепараторе (где отделяется пар), уровень воды стал падать. Операторы, чтобы не произошла внеплановая остановка, отключили аварийную защиту (АЗ). Здесь надо пояснить, что подобный вариант очень нежелателен для реактора и его стараются избежать, если, конечно, это возможно. Что и сделали операторы, регулируя работу систем. Они стабилизировали процесс и вновь включили АЗ. Однако явление вновь повторилось, и они опять произвели коррекцию. И так несколько раз.
Операторы действовали строго по инструкции, не понимая, в чем на самом деле причина. А она в гравитационной динамике: удельный вес воды уменьшался, что усиливало ее вскипание.
Подчеркну: никакого эксперимента, о котором написано в официальном отчете в МАГАТЭ, не было! Операторы просто пытались стабилизировать режим. Причем в самый последний момент перед взрывом разлом вдруг успокоился (на очень непродолжительное время!), и аварийная защита была вновь включена.
Далее события развивались стремительно. Над реактором появились светящиеся образования, задвигались массивные плиты биозащиты. (Вот оно проявление гравитационной динамики!) Это произошло минуты за две до аварии. В 1ч 23 мин 04 с отключили турбогенератор. А через 30 с возник гул. И на сейсмограмме, соответствующей этому моменту, виден рост активности разлома.
В 1 ч 23 мин 37 с сейсмостанции зафиксировали начало вибрации, а в 1ч 23 мин 49 с ее резкое усиление. Это станция выдержала. Разрушаться реактор начал только через 10 с в результате второго тектонического импульса. Довершили разрушение два последовавших друг за другом мощных удара, происшедших лишь через 15 мин (в 1 ч 39 мин 16 с). Показательно, что именно это время зафиксировал один из операторов как момент взрыва реактора.
Очень важный вопрос: почему стержни аварийной защиты заклинило и они не успели заглушить реактор? Дело в том, что по команде АЗ они, как и положено, начали движение вниз, но гравитационный удар их остановил.
Каковы же выводы? Первый: причиной катастрофы является землетрясение. Второй: эксперимента, о котором говорится в отчете в МАГАТЭ, не было. Третий: все действия операторов правильные. Инструкции не предусматривали такого случая, как землетрясение. Кстати, и это очень важно: когда в Семипалатинске на модели реактора, аналогичного Чернобыльскому, специалисты Минатома провели «следственный эксперимент», то выяснилось: действия операторов просто не могли привести к катастрофе.
Четвертый: реактор очень надежен, ибо выдержал и сильную вибрацию и несколько относительно слабых ударов, и первый сильный. Правда, еще за месяц до аварии в украинской прессе появилась статья о том, что на 4-м и 5-м блоках ЧАЭС плохо сработан фундамент. Однако время показало: он был сооружен добросовестно — не треснул даже после аварии. А потому к строителям претензий нет.
Пятый: катастрофы вообще не произошло, если бы 4-й блок стоял не на краю разлома, а хотя бы в нескольких сотнях метров от него. Там, где, скажем, 1-й блок. Ведь на нем практически не бывает сбоев в работе. А вот 2-й и 3-й тоже расположены в опасных зонах, а значит, аварии здесь не исключены.

ОТ РЕДАКЦИИ. К версии Е.В.Барковского, как и положено, ученые относятся неоднозначно. Особенно настороженно, если не сказать отрицательно, — специалисты Минатома. Мы предлагаем всем заинтересованным лицам поделиться своим мнением на страницах журнала.
Виталий ПРАВДИВЦЕВ, кандидат технических наук, эксперт Ассоциации «Экология непознанного»
Журнал “Техника-Молодежи”, №12 1996 г.

VN:F [1.9.10_1130]
Рейтинг: 3.4/5 (Голосов: 5)
СМИ Авария Чернобыль: Чернобыль, 10 лет спустя после катастрофы, 3.4 out of 5 based on 5 ratings
Опубликовать в:
  • Facebook
  • В закладки Google
  • email
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Яндекс.Закладки
  • LiveJournal
  • Google Buzz
  • Одноклассники
  • Blogger

Оставить комментарий