История ликвидатора без преукрас и лирики.Воспоминания ПрАсолова Виктора Митрофановича. С 1995 года инвалид 2-й группы.
Я, как рядовой запаса, в конце ноября 1986 года, повесткой из военкомата, был призван на учебные сборы сроком на 150 суток (мне было 28 лет, холост, бездетный). В то время я работал мастером на Рязанском заводе автоагрегатов Производственного объединения ЗиЛ.
Привезли нас 2 декабря, поздно ночью в село Ораное, где дислоцировалась 26 бригада МВО, созданная на базе Кинешемской бригады химзащиты, в/ч 78708, командиром бригады в это время был подполковник Новохатский. Распределили по батальонам, я попал в 1-й батальон в/ч 18977.

Десять дней мы с однополчанами, на станции, работали на дезактивации 5-го энергоблока. Он был почти достроен, рядом был уже готов нулевой цикл 6-го блока. Работа заключалась в удалении строительного мусора, отходов, всякого хлама, ручная погрузка радиоактивного грунта на самосвалы, который сгребали бульдозерами вокруг блока. Я туда проездил 10 дней с 5-го декабря. Погода стояла как поздней осенью, не плохая. За эти дни от радиоактивного йода стало очень першить в горле, сухой кашель очень мучил. Белые «лепестки» от теплого дыхания на холодном воздухе становились красными и, через них было трудно дышать. И к тому же, этих лепестков, на всех не хватало. Кто как мог их себе про запас доставали. Поэтому, иногда, работали вообще без лепестков. Так вот за эти дни у меня поднакопилось немногим более 4-х рентген. Сразу оговорюсь, что эта цифра намного занижена.
В это время стали проводить набор команды добровольцев по дозачистке крыши 3-го блока. Подчеркиваю – ДОБРОВОЛЬЦЕВ! Никто никого не принуждал! Хотя генерал Тараканов уже в сентябре 1986 года доложился и подписал бумаги, что крыша чистая. Это чистой воды ТУФТА! По прогнозам синоптиков со второй половины декабря ожидались сильные снегопады и, работы нужно было бы приостановить или они были бы из-за снега затруднительны.
За согласие обещали дембельнуть всех добровольцев с первой же партией увольняемых (что было и сделано). Я подумал и согласился.
16 декабря нас собрали в помещении под сводом 3-го блока, где была пробита дыра на крышу. В помещении стояли мониторы и, мы могли наблюдать, как ребята выходят на крышу и что они там делают. Была еще громкая связь. Нас одели, навесили свинцовые пластины, у меня еще был щиток из плексиглаза (я в то время носил очки от близорукости), провели инструктаж, разбили по парам и дали по три желтеньких, маленьких таблеточки. Зачем они и что это такое я не помню, а может, нам и не говорили. Работа заключалась в следующем: по команде надо было в дыру вылезть на крышу (каждую пару выводил прапорщик, дозу хапнул – не дай Бог каждому!), добежать до нужного места (там лежали лом и лопата), одному долбить, другому сгребать (мы заранее с напарником договорились, кто, чем будет работать) и, если хватит времени сбросить вниз. По громкой связи у нас был позывной «Мария» или «Машенька», уже не помню, почти четверть века прошло! Так вот когда прозвучит: «Мария отбой»! – надо было резко все бросить и бежать назад в дыру.
В этот день радиоактивный фон равнялся 1000 (тысяча) рентген в час и нам определили время нахождения на крыше – 1 (одну) минуту. Я «получил» 24 рентгена, но в наряд записали меньше, так как в сумме у меня получалось более 28 рентген, а это было не допустимо. Ни о каком ПОВТОРНОМ выходе на крышу и речи быть не могло!!! Нам уже потом в зону путь был заказан! Мы несли службу на территории части вплоть до увольнения.
Оклад у меня на заводе был 145 рублей, в среднем в день получалось где-то около 11 рублей. По справке за работу в зоне отчуждения за 11 дней я получил в 4-х кратном (за крышу так же один день в 4-х кратном) размере 440 рублей и плюс среднесдельная. Так что мнЕ ни на какую Индию не хватило. Как раз дело было накануне Нового 1987 года, я жил в заводском общежитии и мы с мужиками не нашли ничего лучшего, как эти деньги пропить. Что мы с удовольствием во времена Горбачевского «сухого закона» и сделали.

Материал публикуется с разрешения автора.

VN:F [1.9.10_1130]
Рейтинг: 4.4/5 (Голосов: 67)
Документы ЧАЭС: История ликвидатора без преукрас и лирики. , 4.4 out of 5 based on 67 ratings
Опубликовать в:
  • Facebook
  • В закладки Google
  • email
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Яндекс.Закладки
  • LiveJournal
  • Google Buzz
  • Одноклассники
  • Blogger

Комментарии (2)

  1. Хочу уточнить: Выезд на работы по дезактивации на объекты ЧАЭС учитывался по зонам. Территория самой станции являлась 3 (третьей) зоной (для сравнения: ПУСО – пункт санитарной обработки – на границе Зоны Отчуждения – 0 (нулевая зона)). И по возвращению домой по месту работы выплачивалось вознаграждение по количествам выездов в Зону. И за третью Зону (за саму станцию) выплачивали ПЯТИКРАТНУЮ сумму среднего дневного заработка за каждый выезд!

  2. P.S. За один выезд на станцию более 0,5 рентген записать НЕ МОГЛИ!!! Это была максимально допустимая суточная доза. Нам выдали один раз дозиметры-накопители, и после проверки в части у одного из наших ребят на нём была полученная доза 2 рентгена. А в наряде было записано 0,45 рентген!!! И после этого дозиметров мы больше не видели…

Оставить комментарий